Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/admin/web/privacyandterrorism.org/public_html/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/admin/web/privacyandterrorism.org/public_html/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/admin/web/privacyandterrorism.org/public_html/engine/classes/rss.class.php on line 51 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/admin/web/privacyandterrorism.org/public_html/engine/classes/templates.class.php on line 68 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/admin/web/privacyandterrorism.org/public_html/engine/modules/show.full.php on line 292 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/admin/web/privacyandterrorism.org/public_html/engine/classes/templates.class.php on line 60 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/admin/web/privacyandterrorism.org/public_html/engine/classes/templates.class.php on line 77 Экономическая преступность в России »
 
» » Экономическая преступность в России
 (: 2)
21-06-2012, 08:27

Экономическая преступность в России

:

Введение

 

Радикальная реформа экономических отношений и перевод ее на рыночную основу дали толчок к активизации ряда процессов, оказывающих негативное влияние на ситуацию в стране. В результате произошло полное и необратимое разрушение десятилетиями действовавшей системы хозяйствования и создание гибридной системы, воплотившей в себе худшие черты нецивилизованных рыночных отношений и административного стиля хозяйствования. Это в свою очередь вызвало наращивание криминогенного потенциала в стране, что обусловило усиление угрозы экономической и, в конечном итоге, национальной безопасности, ибо как следует из текста Концепции национальной безопасности Российской Федерации "...кризисное состояние экономики - основная причина возникновения угрозы национальной безопасности Российской Федерации".

Данное положение наиболее наглядно сказалось в отдельных республиках Южного Федерального округа и, в частности, в Дагестане, где анализ обстановки и выявленных преступлений показывает, что преступная деятельность в сфере экономики все более приобретает организованные формы. С переходом России к рыночным отношениям, акционированию и приватизации государственной и общественной собственности криминальные возможности организованной преступности в сфере экономики многократно умножились. Как следствие, ее представители активно действуют в самых различных отраслях экономики, внедрились в легальные сферы и общественную жизнь. Отмечается также консолидация преступного элемента, которым используются методы "проталкивания" своих членов в государственные структуры, куначеские отношения, коррумпированность чиновников для расхищения бюджетных средств, совершения других тяжких преступлений в сфере экономической деятельности. До половины групп прикрывают свои преступления за счет контролируемых или специально создаваемых легальных структур, одновременно используя их для извлечения незаконных доходов и отмывания нажитых преступным путем средств. Основным фактором формирования экономических основ организованной преступности продолжают оставаться доходы, получаемые от незаконных финансовых операций, контрабанды товаров, производства и сбыта неучтенной продукции, присвоения чужого имущества, нелегальной продажи нефтепродуктов, реализация незаконно добытой рыбы осетровых пород, фальсифицированной алкогольной продукции.

Обозначенные процессы крайне негативно отражаются на развитии республики, что находит свое выражение, прежде всего, в отвлечении инвестиционного капитала, подстегивании инфляции, лишении бюджета республики значительной части доходов, воспрепятствовании осуществлению программ социальной помощи, мощном противодействии происходящим в республике преобразованиям. Больше того, организованная экономическая преступность, превращаясь в массовое и масштабное явление, подтачивает фундамент свободного предпринимательства, что сказывается на стагнации общественного хозяйства, нарушении рыночного равновесия и нормальных воспроизводственных процессов, в целом не способствует увеличению совокупного богатства в обществе, а ведет лишь к несправедливому его перераспределению. Наконец, нельзя забывать, что корни наиболее опасных преступлений - криминальных разборок, убийств, взрывов, похищения людей - кроются в экономической сфере.

Таким образом, анализ сложившейся ситуации в стране указывает на то, как отмечает В.М. Есипов, что криминогенные факторы определяют в значительной мере состояние общества и, прежде всего, экономики страны не только сегодня, но и в обозримой перспективе. Особенно это относится к экономической преступности и, очевидно, главной ее составляющей — организованной экономической преступности.

 

 

Глава 1. Особенности экономической преступности в России

 

1.1           Понятие и признаки организованной экономической преступности

 

Генезис российской преступности последнего десятилетия выявил две взаимообусловленные тенденции – "экономизации" организованной преступности и повышения уровня организованности самой экономической преступности. Их действие привело к возникновению принципиально нового асоциального явления - организованной экономической преступности, представляющей собой некий симбиоз развитых форм организованной и экономической преступности.

Проблема определения понятия организованной экономической преступности. Общепринятого уголовно-правового и криминологического понятия "организованная экономическая преступность" в настоящее время не выработано, несмотря на его широкое использование в научном обороте. Понимание организованной экономической преступности крайне неопределенно. Это, безусловно, ограничивает возможности конструктивного диалога с целью совершенствования и унификации законодательства по борьбе с данным явлением. Однако, с другой стороны, сложность самого явления, динамичное изменение криминальной практики в экономической сфере, значительные национальные различия в сочетании с плюрализмом исследовательских подходов, обусловленным методологией и личностными особенностями, не позволяет рассчитывать на окончательное решение этой задачи в принципе. Это связано не с несовершенством механизмов научного познания или неэффективной организацией научного общения, но с природой самой проблемы. Используя выражение М. Мамардашвили, ее можно рассматривать в качестве своеобразной "фиксированной точки интенсивности", то есть явления, смысл которого не проявлен до конца, не может быть проявлен до конца, но познание которого является мощным стимулом для непрерывного поиска нового смысла. Вокруг таких понятий происходит особая интенсификация познавательных усилий.

Другой, связанный с предыдущим, аспект этой проблемы состоит в том, что полностью адекватного описания данной сферы действительности дать вряд ли возможно, не опираясь на некоторые априорные предположения и допущения, выбор которых опять-таки определятся как минимум личностными факторами и методологическими традициями.

Рассматривая целостное явление организованной экономической преступности целесообразно рассмотреть его составляющие, что будет способствовать выведению, своего рода, универсального определения явления, а так же определения его признаков.

Явление экономической преступности.

Первоначальное понимание экономической преступности фактически сводилось к ее отождествлению с преступностью имущественной. В понятийном и методологическом аппарате правовой науки не находили адекватного отражения новейшие тенденции криминальной практики. Однако уже в 60-х годах XIX века один из ведущих французских исследователей этой проблематики М.Патэн в работе "Общая часть уголовного права и уголовное законодательство в сфере бизнеса" (1861 г.) отмечал, что данные вопросы настолько твердо проложили путь в науку, что стали, чуть ли не самыми главными. Он называет, в частности, следующие вопросы, нуждающиеся в срочном решении:

  • экономические преступления, в том числе преступления в сфере предпринимательства;
  • уголовно - правовое регулирование в данной сфере, в том числе налоговое уголовное право;
  • уголовно - правовая защита предпринимателей, в т.ч. налогоплательщиков;
  • уголовная ответственность предпринимателей, в том числе налогоплательщиков.

Уже в то время ведущие специалисты воспринимали проблема экономической преступности как крупную социальную проблему будущего, которую неизбежно придется решать, которая станет "во весь рост" и потребует специального рассмотрения.

Важнейшим этапом исследования проблем экономической преступности явилась работа криминолога Э.Сазерленда, впервые предпринявшего систематическое исследование преступности корпораций. Созданная им криминологическая концепция оказала мощное идейное влияние на последующий выбор способов понимания этой актуальной проблемы. В его концепции внимание было акцентировано на то новое обстоятельство, что субъектами наиболее опасных экономических преступлений являются лица, занимающие высокое социальное положение в сфере бизнеса и совершающие преступления в процессе профессиональной деятельности в интересах юридических лиц и собственных интересах. Введенный им в научный оборот термин "беловоротничковая преступность" достаточно точно отражает эту особенность его концепции.

На основе концепции "беловоротничковой преступности" Э.Сазерленда, было сформулировано определение экономической преступности, как преступности корпораций. Это наиболее узкое определение и при всей его полезности, оно не описывает адекватно проблемную область. Узость подобного подхода связана с тем, что экономические преступления совершаются не только от имени и в интересах предприятия. До настоящего времени в ряде стран, в том числе в России, отсутствует уголовная ответственность юридических лиц.

В процессе развития концепции Э.Сазерленда и восприятия новейших тенденций в криминальной практике были предложены расширительные трактовки данного понятия. Тенденция к расширению понятия проявлялась в двух взаимосвязанных аспектах.

Во-первых, расширение круга субъектов экономических преступлений. Постепенно к данной категории стали относить не только высших руководителей корпораций, но и других служащих. А позднее ограничения по субъектам вообще не использовалось. Неизменным, однако, оставался признак совершения преступления в процессе профессиональной деятельности. Своеобразная "потеря" субъекта проявилась в том, что ключевым критерием для определения преступности как экономической признается модус операнде и цели, которые преследует правонарушитель.

Во-вторых, изменился и перечень преступлений, относимых к экономическим. Позже к этим преступлениям стали относить уклонение от налогов, компьютерные и другие преступления, причиняющие вред экономике государства, ее отдельным секторам, предпринимательской деятельности, а также экономическим интересам отдельных групп граждан. Перечень этих преступлений расширился до 20-30 составов.

Эти изменения научной "карты мира" были обусловлены не только внутренней логикой развития научного знания, но и эволюцией самого исследуемого явления - экономической преступности.

Новое понимание проблемы, позволило как российским, так и зарубежным исследователям предложить многочисленные новые определения понятия экономической преступности, которые отличались теми или иными признаками. Рассмотрим некоторые из них. Разделяя преобладающую в российской литературе точку зрения, Н.Ф.Кузнецова считает, что экономическая преступность слагается из посягательств на собственность и предпринимательских преступлений.

Г.К.Мишин рассматривает экономическую преступность как проявление в социальной жизни всеобщей борьбы за существование. Суть экономического преступления в конфликте экономических интересов. К числу экономических преступлений наряду с хозяйственными, по его мнению, следует относить все преступления против собственности, которые в условиях рыночной экономики так или иначе связаны с хозяйственной деятельностью.

В России при создании нового уголовного кодекса реализован широкий подход к определению преступлений, определяемых как экономические. В действующем УК имеется раздел "Преступления в сфере экономики", в который вошли три главы с 47 статьями о преступлениях против собственности, о преступлениях в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих организациях. Вместе с тем, в этот раздел не вошли должностные преступления (злоупотребления, взяточничество и др.), компьютерные преступления, преступления, связанные с посягательством на интеллектуальную собственность и авторские права и ряд других, традиционно относящихся к экономическим. С другой стороны, ряд преступлений против собственности не относятся к экономическим (преступления, связанные с прямым посягательством на собственность (кража, грабеж, разбой, уничтожение или повреждение имущества), а также иные преступления против собственности, не связанные с экономической деятельностью).

Явление организованной преступности.

Организованная преступность - сложнейшая и наиболее опасная форма преступности, которая посягает на политические, экономические, социальные и правовые сферы любого общества.

Проблема организованной преступности, как отмечалось на VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности, является второй по степени важности транснациональной проблемой после экологии.

Анализируя проблему организованной преступности, В.В.Лунеев отмечает, что понимание организованной преступности еще менее определенно, чем насильственной, корыстной или иных форм преступности.

В основе выделения организованной преступности из общего противоправного поведения лежат характер и степень организованного взаимодействия нескольких преступников между собой при осуществлении своей пролонгированной криминальной деятельности. Это преступления, часто выходящие за пределы государственных границ, связанные не только с коррупцией общественных и политических деятелей, получением взяток или тайных сговоров, но также и с угрозами, запугиванием и насилием.

Понятие и признаки явления организованной экономической преступности.

Для определения эффективной государственной политики контроля над преступностью, также как и для самой криминологической науки, особое значение приобретает задача изучения взаимной связи и обусловленности экономической и организованной преступности. Этой проблеме российские специалисты стали уделять внимание не так давно. В числе первых отечественных исследователей, кто обратил на нее внимание, были юристы А.И. Долгова, Я.И. Гилинский, А.И. Гуров, В.В. Лунеев, В.С. Овчинский, Ю.Г. Козлов, А.М. Яковлев, И.И. Рогов и др., экономисты - О.В. Осипенко, А.А. Крылов, В.М. Есипов, А.В. Нестеров и др.

Один из известных исследователей теоретических вопросов теневой экономики периода окончания 80-х - начала 90-х годов О. Осипенко, выступая в качестве участника "Круглого стола", организованного в 1989 г. издательством "Юридическая литература" для обсуждения вопросов борьбы с оргпреступностью, обозначил ряд важных положений. Во-первых, о том, что феномен организованной преступности вообще есть явление экономическое (он даже попытался, как политэконом, определить ее место в системе координат реальной экономики). Во-вторых, - что оргпреступность выступает в качестве составного элемента теневой экономики. В-третьих, - что существует понятие организованной экономической преступности (его расшифровки он тогда не привел).

Алма-атинский исследователь И. Рогов преступления в сфере экономики назвал основой организованной преступности при этом он считал, что собственно организованная преступность - более широкое явление, включающее, как преступления в сфере экономики, так и нарко- и порнобизнес, проституцию, незаконные азартные игры, рэкет, и предполагающее сращивание с профессиональной общеуголовной преступностью.

На этот счет существуют и другие точки зрения. Так, А.С. Никифоров полагал, что организованная преступность является частью экономической преступности. С таким подходом можно согласиться лишь в той части, что определенные сегменты экономической преступности действительно имеют явно организованный характер.

Следует сказать, что на IX Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1995 г.) было отмечено, что феномен организованной преступности представляет собой имеющее материальную форму незаконное предпринимательство. В этой характеристике, как видим, выделена ключевая, определяющая черта организованной преступности - ее превращение в некую форму незаконного предпринимательства. Особая специфика отечественных видов организованной преступной деятельности, состоит в том, что российская организованная преступность зародилась в среде легальной экономики, а не в сфере нелегальной криминальной экономической деятельности (наркобизнеса, бизнеса на проституции, бутлегерства и др.), как в ряде стран Запада (в первую очередь в США).

Выделение такого принципиального отличия, очевидно, позволит иначе взглянуть и на проблему соотношения отечественной экономической и организованной преступности, детерминации их развития и становления, сочетания экономической и уголовной составляющей организованной преступности, определения приоритетности двух тенденций – "экономизации" организованной преступности и повышения уровня организованности самой экономической преступности. В этом отношении может стать продуктивным, например, предложение проф. А.А. Крылова разграничить два разнородных явления - организованную общеуголовную преступность и криминальную экономическую деятельность. Интерес может представить и научная проработка (доказательство либо опровержение) предлагаемого нами аксиоматического утверждения о наличии прямо пропорциональной зависимости между ростом энтропии в экономической жизни общества и повышением уровня организованности преступности в этой сфере.

На важность выделения в составе организованной преступности двух составляющих - экономической и общеуголовной - обращается внимание в работах и некоторых других исследователей (напр., Я.И. Гилинского, В.В. Лунеева ).

В монографии К.В. Привалова, посвященной теоретико-правовому анализу теневой экономики, также рассматриваются отличия организованной преступности от экономической. В этой работе подчеркивается, что организованной преступности присуща более сложная организация: Во-первых, организованная преступность, как сложная организация, имеет набор взаимосвязанных целей: максимизации преступных доходов, отмывание "грязных" денег, поддержка осужденных или скрывающихся от правосудия членов организации, сращивание с государственной властью. Экономическая преступность имеет, как правило, одну цель - получение преступных доходов. Второе отличие - в характере разделения труда внутри преступной организации. В экономической преступности доминирующие позиции имеет горизонтальное разделение исполнительского труда. Функцию организатора и координатора действий участников различных составляющих преступной работы может выполнять даже один из исполнителей. Напротив, в организованной преступности доминирующие позиции занимает вертикальное разделение труда. Акцент переносится на создание и обеспечение эффективного функционирования сложной подсистемы организованной преступностью. Провал одной или даже нескольких групп исполнителей не изменит существенно позиции организованной преступности, если сохраняется управленческая вертикаль, поскольку имеющийся капитал, связи, организаторские навыки "управляющих"